Пляж в Гаграх

21 страница

Вернувшись в Петербург, принц приступил к хлопотам, в которых ему помогал сановник царского двора генерал Георгий Шервашидзе (Чачба)(1). Выхлопотав у правительства немалые деньги, принц отправился в путь, сопровождаемый огромной свитой, в состав которой входили врачи, ученые, специалисты: доктора медицины А. В. Тимофеев и П. Ф. Чигарев, доктор химических наук С. К. Дзержковский, инженер-технолог Е. Е. Райский, известный русский архитектор И. К. Люцедарский — строитель здания Народного дома в Петербурге. На специальном пароходе принц подошел к побережью в районе развалин Гагрской крепости.

Высадившись на Гагрскую землю, специалисты принялись изучать место для устройства будущего курорта. А 9 июля 1901 года по повелению царя принц «принял на себя заботу» о Гагрской климатической станции. Заботы принца были направлены на превращение Гагра в великосветский курорт. Это делалось, якобы для того, чтобы сократить утечку русского золота, которое буржуазия транжирила на заграничных курортах. Но фактически вся затея была лишь предлогом, необходимым принцу для личной наживы и достижения собственных корыстных целей.
Отныне внимание к Гагра привлекают уже не ее стратегическое положение, а климатические условия. Предвидя будущее курорта, проф. Ф. И. Пастернацкий


1 Георгий Шервашидзе во время приезда Александра III в Новый Афон в 1888 году был в числе кавказских князей и дворян, встречавших царя. Императрица Мария Федоровна обратила на него внимание и вскоре Георгий Шервашидзе был приглашен в Петербург, приближен ко двору, получил чин обер-гофмейстера и причислен к свите императрицы Марии Федоровны. Впоследствии, бросив на произвол судьбы свою семью, генерал соединился морганатическим браком с овдовевшей императрицей Марией Федоровной. После революции Шервашидзе вместе с бывшей царицей эмигрировал в Данию, откуда она была родом.


22 страница

писал: «Гагра с отжившими свой век укреплениями и при наличии всех природных благоприятных климатических условий не может не иметь другого назначения» кроме того, чтобы сделаться климатическим курортом, купальным и, вообще лечебным местом и обратиться в действительно русскую Ниццу»(2).
Для устройства курорта в Гагра по повелению царя было отведено 14 500 десятин земли и отпущено первоначально 3 млн. рублей (всего к 1914 году было израсходовано 7,5 млн. рублей казенных денег). Запах миллионов немедленно привлек разного рода подозрительных дельцов. Строительство курорта превратилось в серию авантюр и спекуляций. Если еще в конце 1890 года земля здесь оценивалась в 50 рублей за десятину, то в 1902 году десятина стоила уже 100 и более рублей, а позднее участки, прилегающие к морю, стали продаваться по 10 тысяч рублей за десятину.

Большая часть средств, отпущенных на создание климатической станции, была израсходована на строительство единственного капитального здания-дворца принца Ольденбургского. Дворец был выстроен по проекту И. Г. Люцедарского. Были устроены телеграф, электрическое освещение, водопровод. На небольшом участке были вымощены улицы, построены временная гостиница и ресторан (теперешняя гостиница и ресторан «Гагрипш»), поражавшие в то время посетителей оригинальностью своей ажурной архитектуры; гостиница была выстроена в Норвегии из сосны и в разобранном виде доставлена в Гагра.

Чтобы иметь представление об истинных причинах» побудивших принца Ольденбургского взяться за строительство Гагрской климатической станции, мы приведем выдержки из мемуаров бывшего премьер-министра царской России С. Ю. Витте, который близко знал А. П. Ольденбургского и неоднократно сталкивался с ним, когда тот, одержимый своими идеями, вымогал у правительства деньги, пользуясь родственными связями с Николаем II.


2 А. Я. Черноморская авантюра. Журн. «Сельский хозяин», 1906» № 25, стр. 6.


23 страница

Вот, что пишет С. Ю. Витте в своих воспоминаниях: «С его именем связаны Гагры — род санаторной станции на берегу Черного моря... Большинство обывателей Российской империи думают, что все это создано благодаря необыкновенной щедрости его высочества (имеется в виду принц Ольденбургский А. П.). Но это совершенно не так.
Все это создано принцем Ольденбургским, но на казенные деньги; можно даже с уверенностью утверждать, что то же самое было бы создано гораздо разумнее обыкновенными смертными, если бы те деньги, которые ухлопал на это дело из казенного сундука принц Ольденбургский, были бы даны обыкновенным русским обывателем»(3).
С. Ю. Витте характеризует А. П. Ольденбургского как человека ненасытного, падкого на государственные и вообще чужие средства.

В журнале «Сельский хозяин» дается следующая характеристика Гагра того времени:
«Из небольшого полуразрушенного селения Черноморской губернии по мановению волшебного жезла вырастает роскошный курорт. Строятся дворец и роскошные гостиницы для приезжающих, бараки и особняки для больных, флигеля для чиновников и т. д. Да не подумает читатель, что флигеля строились для больных и для переутомившихся — нет! Для самых здоровых, составляющих штат Гагринского курорта. Можно было удивиться — для каких надобностей предназначалось такое количество казенных людей.

Без преувеличения можно сказать, что гагринских чиновников было больше, чем больных, которыми должны были заведывать эти господа». Все эти дворцы и гостиницы представляли собой по существу плохо сделанные декорации. Стены гостиниц, сооруженные из двух рядов досок с пустотой между ними, оказались очень удобными для крыс, расплодившихся в неимоверном количестве. Деньги, отпущенные царским правительством, тратились на борьбу с крысами


3 С. Ю. Витте. Воспоминания, т. 2, М., 1960, стр. 564.
4 А. Я. Черноморская авантюра. Журн. «Сельский хозяин», 1906» № 25, стр. 6.


24 страница

и лягушками. Правда, часть их все же шла на устройств прудов и придание местности «экзотического» вида. Дли этой цели администрация курорта даже выписала из-за границы обезьян и попугаев. Деньги были истрачены большие, а результатом этой сумасбродной затеи было то, что попугаев в самое короткое время истребили ястребы, а обезьяны в непривычном для них климате передохли.
Вольных на курорте было мало. Несмотря на громадные суммы, затраченные на рекламу, «знаменитый, первоклассный, не уступающий заграничным» курорт пустовал.

Гагра так и оставалась местом, где от лихорадки все еще умирали люди. Русские газеты замалчивали Гагрскую аферу — ведь шефом курорта был родственник царя. Лишь ленинская «Искра» откликнулась на безобразия, творившиеся в Гагра. В номере от 15 августа 1903 года, в статье «Коронованный вор и царское приданое», газета обвинила царя в том, что он украл у народа 14 тысяч десятин земли в районе Гагра и дал их в приданое за сестрой, собиравшейся замуж за сына принца.

«Захват гагринской дачи, — писала «Искра», — вызвал целую бурю недовольства у абхазов, аборигенов края, для них в Гагра приглашены две пехотные роты. Полученные принцем лично через царя из краденой суммы три миллиона рублей ухлопаны на его дворец в Гаграх, на его парк и прочие обзаведения, подобающие высокому рангу царского зятя».

В той же статье с возмущением говорилось: «Больных, если они не имеют туго набитых карманов, сюда не пускают. Тайные советники и генералы будут тешиться у царского зятька в Монрепо — этом отныне Эльдорадо всех денежных чиновных отцов».
Население Гагра в период строительной горячки в 1903 году колебалось от 3 до 3400 человек, но уже к лету 1904 года, в связи с сокращением работ на станции, оно «стало быстро убывать и, по свидетельству современников, к августу уменьшилось чуть ли не втрое(5).


5 А. Г. Перебельский. Гагры как климатическая станция. Журн. «Терапия», 1906, 9, стр. 15.


25 страница

Одной из причин массового ухода рабочих из этого, казалось бы благословенного, уголка побережья была его зараженность малярией. Летом 1904 года в Гагра из Петербурга была командирована институтом экспериментальной медицины малярийная экспедиция, «на обязанности которой было выяснение степени распространения малярии в Гагра, лечение больных, предупреждение заболеваний у здоровых, выяснение способов борьбы с малярией и оздоровления местности, а также дальнейшая научная разработка вопроса о малярии»(6).

В состав экспедиции, руководимой доктором медицины Н. М. Берестневым, находились видные специалисты. На месте помощь им оказывал старший врач Гагрской климатической станции доктор медицины В. Ф. Петров и врач гагрской больницы Н. Ф. Гамбургер. Но работы этой экспедиции не дали желаемых результатов, и малярия по-прежнему свирепствовала здесь.

В годы первой русской революции Гагрская администрация принимала энергичные меры, чтобы оградить местное население от влияния революционных идей. В январе 1905 года для «улучшения полицейского надзора за рабочими климатической станции власти выделили Гагра из Сухумского округа и присоединили к Черноморской губернии. Впрочем это не мешало Гагрским рабочим участвовать в революционном движении 1905 года.

Гагра «продолжали быть тесно связанными с Абхазией, с революционной борьбой, развивавшейся в ней. Успех революционного движения в Гагра объяснился двумя причинами. Во-первых, здесь в то время было много рабочих, главным образом строительных, занятых на постройке дач и санаториев, а в окрестностях Гагр, в имениях принца Ольденбургского, князя Эмухвари и других помещиков, помимо того, было большое количество сельскохозяйственных рабочих. Во-вторых, с 1903 года успешно действовала социал-демократическая, большевистская по своему направлению организация»(7).


6 А. Г. Перебельский. Гагры как климатическая станция. Журн. «Терапия», 1906, 9, стр. 15.
7 А. Н. Мелихов. Абхазия в годы первой русской революции. В сб.: «Из истории революционных событий в Абхазии в 1906—1907 гг.». Сухуми, 1955, стр. 23.


26 страница

Кавказская администрация особенно беспокоилась за Гагра, опасаясь, что восставший броненосец «Потемкин» может зайти туда. Это опасение имело кое-какие основания — действительно, в Гагра одно время стояла часть морской команды из матросов «Потемкина». Но чти матросы были списаны на берег с броненосца до восстания. Броненосец, как известно, не зашел в Гагра, но под влиянием агитации и пропаганды большевиков летом 1905 года здесь происходит ряд крупных революционных выступлений, многочисленные сходки и демонстрации. Осенью 1905 года вооруженные «красные сотни» Гагра объединились с рабочими Сочи и во главе с Серго Орджоникидзе вели совместную борьбу против самодержавия.

Возникшая в Старой Гагра к тому времени организация социал-демократов (большевиков) была организатором митингов, массовых демонстраций. А после издания царского манифеста большевики выходят из подполья и открыто становятся во главе всего массового революционного движения в этом районе.
Благодаря активной политической деятельности большевиков, имевших опору среди строительных рабочих, трудящиеся Гагра сумели совершенно парализовать гагрскую администрацию и на некоторое время даже захватить власть в свои руки.

В ноябре-декабре 1905 года здесь был установлен революционный порядок и учреждена «Гагрская республика». Народно-революционный комитет, руководимый большевиками и опиравшийся на вооруженную силу народа, стал осуществлять в Гагра подлинно-народную власть. Новая власть регулировала всю экономическую жизнь поселка, провела обложение имущего населения специальным налогом на нужды революции. Революционный суд полностью осуществлял в Гагра революционную законность, рассматривал все уголовные и гражданские дела. Трудящиеся Гагра самым активным образом поддерживали все мероприятия новой власти. Но к началу 1906 года революционное движение в Гагра, как и по всей Абхазии, было подавлено.
После поражения первой русской революции строи-

27 страница

тельство великосветского курорта в Гагра продолжалось.
К началу первой мировой войны были построены: климатическая станция, дворец принца Ольденбургского (теперешний дом отдыха «Чайка»), меблированная гостиница (теперешний пансионат «Жоэквара»), гостиница «Бзыбь», временная гостиница (теперешняя гостиница «Гагрипш»), новая гостиница. Были выстроены также несколько магазинов, ресторанов, больница, таможня, нотариальная контора. На небольшое расстояние был пущен трамвай. На берегу моря заложили парк.

Одновременно с климатической станцией в пяти километрах к югу был создан поселок, получивший название «Новая Гагра». Вот, что сообщает анонимный автор по поводу этого поселка: «Новая Гагра — это гриб-дождевик. Тому, кто жил на побережье десять-пятнадцать лет, уже знакомо превращение пустыря в бойкое торговое село и местечко... Про Новые Гагры можно сказать: там нет жителей — одни торговцы. Здесь повторяется горячка застройки наспех и как-нибудь. Рядом с казенными зданиями строится балаган чуть ли не из макаронных ящиков, а о чистоте Гагр, самом примитивном соблюдении санитарных условий совершенно не заботятся»(8). В этом поселке не было никаких признаков культурной жизни.

Жители вынашивали план построить клуб, поговорили, поспорили и на этом остановились, ибо денег местные власти на это не отпускали, хотя «семьям буквально некуда деться и всем приходится коротать вечера в квартирах, а за пять верст ехать в Старые Гагры не всякому по карману»(9).
В районе Старой Гагра к тому времени, кроме имения самого принца Ольденбургского, появились имения богачей Темницкого и Силина, крупнейшего купца Ольховского (теперь дом отдыха «Скала»), генерала Алакаева, табачного фабриканта Андрианова и др. Всеми благами этого молодого, «первоклассного курорта» могли пользоваться только представители высших слоев общества. Многие дореволюционные газеты и журналы


8 Газ. «Черноморский край», 7.XII.1912.
9 «Гагринская газета», 5.IX.1913.


28 страница

я иди и голос отмечали, что «Гагра — это собственность принца Ольденбургского... Ежегодно до сих пор выделяется на содержание многочисленная субсидия»(10).
Дли богатых здесь были прекрасные номера, стоимостью от 7 рублей до 10 рублей в сутки. «Для них же имеется охота на кабанов, медведей, серн, туров. Имеется в Гагра и альпийская гостиница на высоте 1050 метров. По всей обстановке Гагры — это заграничный курорт, примененный в русской действительности»(11).

По словам этнографа и писателя Тана-Богораза, посетившего Гагра в первое десятилетие XX века, климатическая станция представляла собой автономное поселение и управлялась особыми законами. Законы, на основании которых управлялась Гагра, писались на мимеографе и ежедневно вывешивались в назидание публики. Характеризуя «деятельность» начальства, которое было призвано охранять покой принца Ольденбургского и других богачей, проживающих или отдыхающих в Гагра, автор далее цитирует некоторые из этих законов и приказов. Так, например, приказ № 170 от 21 мая 1909 года гласит: «В районе Гагринской климатической станции, в особенности около гостиниц, развелось слишком много кошек.

Предписываю: владельцам кошек надевать на них ошейники. Кошки без ошейников будут уничтожаться». В другом приказе за № 342 от 9 декабря 1909 года: «а) Исключаются из списка два осла за №№ 8 и 11, из которых один пропал, а второй разбился о камни, сорвавшись со скалы; б) Штрафуется на три рубля официант Никита Ладный за оскорбительный и дерзкий ответ заведующему рестораном; в) Производятся из телят в коровы за достижением надлежащего возраста №№ 6 и 10, о чем объявляется по управлению поселка» и т. д. Все эти смехотворные приказы подписывались начальником Гагрской климатической станции.
Но внимание Тана привлекает не только юмористическая сторона жизни Гагра. Тан отмечает, что климатическая станция, на строительство которой истрачено три миллиона рублей, пожирала ежегодно 150 тысяч рублей государственными ассигнациями и представляла


10 Журн. «Кавказские курорты», 1912, 14.
11 Гагры. Климатическая станция. СПб., 1906, стр. 6—7.


29 страница

собой скучное, голодное место, где не столько лечились, сколько думали, как бы не заболеть малярией.
По этому поводу Тан пишет: «Скучно жить в Гагра и вдобавок голодно. Казенный ресторан приготовляет пищу суконного свойства. Прислуги в ресторане не хватает. Пока подадут — не дождешься. А цены, как на французской Ривьере, в Монако или Ницце. Такие ресторанные порядки были, должно быть, в Харбине во врем войны. Если на то пошло, то лучше обедать в нapoдной столовой. Салфетки не дадут — зато хоть перцу навалят больше, чем нужно, фасоли, помидоров, бараньего жира.

Вся жизнь в Гагра казенная, даже мелкие лавочники и турецкие кофейни получают субсидию, а другие, напротив, платят за место на базаре по 30 рублей в месяц; зато цены совсем небывалые, вдвое и втрое против соседних прибрежных местечек. Летом и зимой малярия»(12).
Так плачевно закончилась авантюра с созданием «великосветского» курорта.

* * *

Богатое историческое прошлое Гагра, ее архитектурные памятники, неповторимая красота этих мест привлекали многих деятелей культуры Грузии, Кавказа и России.
В 1891 году по этим местам прошел молодой Алексей Пешков — будущий великий пролетарский писатель — Максим Горький, впоследствии он неоднократно пoceщал Гагра.
В 1903 году выдающийся грузинский писатель Илья Чавчавадзе получил приглашение присутствовать на открытии местной школы. И. Чавчавадзе приехал на пароходе, его сопровождали Александр Орбелиани и публицист Дмитрий Чолокашвили. Это было в мае, все было в цвету. Илье Чавчавадзе и его спутникам очень понравился этот дивный уголок.
Приезд Ильи Чавчавадзе в Гагра оставил глубокое впечатление у местных жителей. Спустя десять лет, ко-


12 В. Г. Тан. Собрание соч., т. IX, СПб. 1907. стр. 115.


30 страница

Ресторан Гагрипш31 страница

гда здешняя интеллигенция организовала любительский драматический коллектив, была поставлена пьеса Ильи Чавчавадзе «Помещик и крепостной», исполнителей много раз вызывали к рампе. Все спектакли в Гагра в то время давались в помещении ресторана временной гостиницы, которая была одновременно и театром, помещения специального для театра не имелось. В большом, высоком, двухсветном зале ресторана во врем концертов и спектаклей устанавливалось 12 рядов кресел и стульев, по 16 в каждом. Билет стоил от 6 до 8 рублей. Кроме того, на открытом балконе помещалось около 200 человек.

Здесь билет стоил от 25 до 50 копеек. Поскольку расходы на установку декорации и стульев, а также на освещение не превышали 29 рублей, то спектакли были доходной статьей для хозяев климатической станции. Здесь выступали известные артисты драматических и оперных театров Петербурга и Москвы. Так, в декабре 1913 года состоялся концерт с участием артистов русской оперы — Н. Д. Славина, А. В. Шуриновой, Т. Н. Руслановой, Д. И. Месревина, Н. К. Некига, В. И. Гватуа и С. А. Маньинского. В 1914 году в Гагра давали спектакли оперные артисты Петербургского народного дома, была поставлена опера «Евгений Онегин».

В июле 1914 года исполнилось десять лет со дня смерти великого русского писателя А. П. Чехова. Во многих городах России прогрессивная общественность отмечала эту дату. Эта дата также была отмечена в Гагра местной интеллигенцией. Имя Чехова хорошо было известно в Абхазии. Еще в 1888 году он, будучи в Абхазии, в одном из писем редактору журнала «Новое время» Суворину писал: «Если бы я пожил в Абхазии хотя месяц, то, думаю, написал бы с полсотни обольстительных сказок: из каждого кустика, со всех теней и полутеней на горах и с неба глядят тысячи сюжетов».
Позднее Чехов посетил Абхазию в 1896 году, а в 1900 году приезжал сюда в обществе А. М. Горького и известного русского живописца А. В. Васнецова. Под впечатлением пребывания в Абхазии Чехов написал повесть «Дуэль», действие которой происходит в окрестностях Гагра. Немало страниц в ней посвящено природе

32 страница

края, с любовью отзывается писатель о честном, гостеприимном абхазском народе. Не случайно уже в наше время съемки фильма по этой повести были произведены в Гагра.
Летом 1914 года труппа петербургских актеров поставила пьесу «Три сестры». По этому поводу «Гагрская газета» писала: «Как и надо было ожидать, чеховский спектакль прошел с большим художественным успехом. Тщательность обстановки и общий тон пьесы невольно приводит к сравнению с художественным московским театром»(13).
Собирался дать концерт в Гагра и Ф. И. Шаляпин, но начавшаяся империалистическая война помешала ему приехать.

В помещении ресторана-театра (ныне ресторан «Гагрипш») неоднократно показывались цирковые аттракционы и классическая борьба. Здесь выступал известный турецкий борец-лезгин Сали-Сулейман Магдулаев. Здесь же выступали известные грузинские борцы Майсурадзе и Гогадзе.
21—22 сентября 1911 года Гагрская климатическая станция организовала первое кавказское состязание автомобилей Российского автомобильного общества. Состязание началось в Новороссийске и закончилось в Гагра, к участию в нем были приглашены многие любители автоспорта из России и из-за рубежа.

С 1903 года администрация временной гостиницы (ныне гостиница «Гагрипш») начала устраивать экскурсии вокруг курорта. Экскурсии совершались по ущельям рек Жоэквары и Гагрипш, на подземные речки Репруа и Аныханца. Основным туристским транспортом были лошади, мулы и ослы. С начала XX века на гагрском курорте была открыта частная мастерская «для починки и проката автомашин и велосипедов». Цены за прокат автомашин и велосипедов, как и на вьючный транспорт, были высоки и, естественно, ими могли пользоваться только богатые люди. Чтобы охранять спокойствие отдыхающей в Гагра аристократии, кроме достаточного штата полицейских-стражников, имелось 18 собак-ищеек.


13 «Гагринская газета», № 294, 1914.


33 страница

Количество туристов, отдыхающих и экскурсантов Гагра даже непосредственно перед первой мировой войной не превышало 5 500 человек, и это, несмотря на то, что для них в Гагра было построено несколько гостиниц, одна из них с рестораном на высоте 1 100 метров над уровнем моря.
Для развлечения посетителей в Гагра устраивались охота на территории до 132 тысяч десятин, рыбная ловля в море и ловля форели в горных речках(14).

В 1911 году в Гагра была открыта частная типография «Журочка». В ней, кроме местной «Гагринской газеты», выходившей с 1911 по 1915 г., печатались также рекламные издания и небольшие брошюры. Так, в 1914 году в этой типографии была напечатана компиляционная брошюра о Пицундском древнем храме. В Старой Гагра перед первой мировой войной начала ходить конка от гостиницы до пляжа. Собственно, это была не конка, потому что вагончики везли не лошади, а ослики и мулы.

Путешествие в этом вагончике было не из приятных. Между Старой Гагра и лесопильным заводом была запроектирована трамвайная линия, но этот проект не был осуществлен так же, как план создания большого порта для приема океанских судов и другие сумасбродные идеи принца Ольденбургского.
В 1913 году в имении «Отрадное», в окрестностях Гагра, была открыта школа-приют, в основном для детей местной кавказской знати; в ней, как и в школе, открытой в 1903 году, лишь небольшое количество мест было выделено для детей абхазских бедняков. Плата за учебу в школе составляла 350 рублей в год , что, конечно, было по карману только представителям имущих классов.


14 «Гагра». Справочник. СПб., 1905, стр. 8.
15 Путеводитель по отечественным и лечебным местам. М.. 1915, стр. 28.


Вам понравилась статья? Поделитесь ссылкой с друзьями в Социальных сетях!!!


  • Видео

  • Фотографии

Sample Image Sample Images Sample Images Sample Images Sample Images Sample Images

Самолётом в Абхазию!

Активные участники нашего блога

Озеро рица

Ри́ца  — горное озеро ледниково-тектонического происхождения.

Озеро рица

Олеандр

В природе произрастает три вида олеандра, в культуре только...

Олеандр в Абхазии

Мерхеул

Про мархяулский минеральный источник в Абхазии ходят легенды.

Мархяулский минеральный источник

Рассылка новостей

Не пропустите интересных событий публикуемых на нашем сайте!

Наши контакты

Хотите связаться с нами, задать вопрос, получить более полную информацию? Мы будем рады помочь Вам.

  • Skype: hippo.dn

Мы в социальных сетях !

Мы в социальных сетях. Узнавайте последние новости о нас в социальных сетях! Делитесь с друзьями! Присоединяйтесь и следите за нашими новостями!

Яндекс.Метрика

Проверка тиц pr

Настоящий ПР abkhazia-apsny.ru